Герои — пограничники, первыми принявшие на себя удар врага

 

 
22 июня 1941 года все погранзаставы на западной границе Советского Союза первыми приняли удар врага на себя. Внезапность нападения противника, его численное превосходство на главных направлениях удара создали для советских пограничников тяжелые условия неравной борьбы. На рассвете этого дня, казалось бы, ничто не предвещало беды. На пограничных заставах жизнь шла своим чередом. Уходили на охрану границы пограничные наряды, всматривался в противоположный берег часовой на вышке. Бесшумно продвигалися по знакомым тропам наряды пограничников, внимательно всматриваясь в контрольно-следовую полосу.

Пограничные наряды первыми услышали гул моторов фашистских самолетов с черными крестами на крыльях. Вскоре над их головами завыли первые вражеские снаряды и мины. Весь восточный берег покрылся стеной разрывов, запылали пограничные казармы, склады, хозяйственные постройки. Линейные заставы всех советских погранотрядов утром 22 июня 1941 года были подвергнуты массированному артиллерийскому и минометно-пулеметному обстрелу. После первых ошеломляющих залпов вражеских батарей и непродолжительного замешательства, раздались голоса командиров: «Застава, в ружье!». Из повреждённых снарядами и минами казарм выскакивали поднятые командой пограничники, выносили раненых товарищей и быстро занимали отведенные им места по боевому расписанию.

Вскоре, под прикрытием артиллерии, немецко-фашистские и румынские войска начали форсировать пограничные реки. От западного берега стали отваливать лодки, плоты с пехотой противника. Для уничтожения советских пограничных застав германским и румынским командованием были выделены специальные штурмовые отряды.

Заняв оборону в заранее подготовленных окопах и укрытиях, советские пограничники встретили врага дружным огнем. Раз за разом, под прикрытием артиллерийского и минометного огня, бросались на заставы цепи вражеской пехоты, но меткий огонь пограничников заставлял их залечь, а потом отходить назад. И снова на пограничников обрушивался огненный смерч, и вновь в атаку шли вражеские цепи, и вновь они были отбиты, и все повторялось вновь. Но заметно редели ряды советских пограничников, много было раненых и убитых, все реже становился их огонь.Мужественно стояли на пути врага пограничные заставы. Несмотря на значительный численный перевес противника, личный состав всех советских пограничных застав, вооруженный лишь одним стрелковым оружием, оказывал упорное сопротивление вражеским войскам, нанося им ощутимые потери.

Стойкость советских пограничников, их массовый героизм нарушали планы германского и румынского командования, которое первоначально планировало подавить советские пограничные заставы за тридцать минут, в то время как пограничники держались от нескольких часов до нескольких суток. Заставы сражались до последнего защитника, до последнего патрона, до последнего вздоха последнего бойца, и враг проходил только тогда, когда в живых не оставалось ни одного воина в зеленых фуражках. Каждая советская пограничная застава стала неприступной крепостью для врага, ни одна из застав, несмотря на яростные атаки врага, не отошла от границы без приказа.

В течение 22 июня 1941 года пограничники отбили десятки вражеских атак, перед их позициями лежали сотни убитых солдат и офицеров противника. В этих боях много пограничников сложили свои головы. Живые, унося раненых, по приказу отходили к частям Красной Армии и продолжали вести бои с наседающим противником. 24 июня 1941 года газета «Правда» писала: «Как львы, дрались советские пограничники, принявшие на себя первый внезапный удар подлого врага. Бессмертной славой покрыли себя воины-чекисты. Они бились врукопашную, и только через мертвые их тела мог враг продвинуться на пядь вперед».

Много примеров мужества и героизма пограничников можно привести. Вот один из них. Насмерть бился личный состав 5-й заставы 25-го Кагульского пограничного отряда у села Стояновка в Молдавской ССР с прорвавшимся через границу врагом.

Пограничную заставу Республики Молдова около села Стояновка по праву называют «Брестской крепостью» на молдавском берегу Прута, где 60 героических солдат Красной Армии уничтожили свыше 1000 фашистских захватчиков. Война здесь началась 22 июня 1941 года на полчаса раньше, чем на других участках границы — в 3:30 утра, а бои продолжались 11 дней, когда уже пали Минск и Львов.

Смертоносный артиллерийский и минометный шквал с беспощадной жестокостью сметал с лица земли все живое. Казалось, это последний налет, после которого едва ли возможно организованное сопротивление. Несколькими снарядами снесло часть крыши казармы погранзаставы Стояновка. Красный флаг, почти год гордо реявший над заставой, изрешеченный осколками снарядов, склонился и упал. Но его снова установил под огнём противника пограничник – ефрейтор Александр Путятин, который первым поднял его над заставой в момент её создания в 1940 году. Ему помогал пограничник Шакир Шарафутдинов. Когда Путятин был ранен, он перевязал и вынес тяжело раненого товарища из-под огня.

Застава, оборонявшаяся на небольшом «сухом пятачке», окруженная со всех сторон болотом, зарослями камыша и кустарников, в окопах, наполовину залитых подпочвенной водой, и таким образом лишенная возможности даже небольшого маневра, несла значительные потери. Погибли пограничники Хомов и Старков. Были ранены старший политрук Бойко и Исаев, ефрейтор Филиппов, пограничники Садыков и Ворона.

Во второй половине дня 23 июня 1941 года противнику снова удалось занять шоссейный мост через Прут, продвинуться вдоль железной дороги в тыл и захватить Зеленую рощу. Кроме того, на правом фланге участка заставы, примерно в районе стыка с 4-й заставой, там, где Прут большой дугой врезается в нашу территорию и подходит к подошве хребта, крупное пехотное подразделение румынских солдат, сбив небольшой пограничный заслон и форсировав реку, стало наступать в направлении станции Прут. На этот раз для всех пограничников, действовавших в районе заставы, сложилась крайне неблагоприятная обстановка. Создалась реальная угроза окружения. Между тем, горстка пограничников заставы, многие из которых были ранены, контужены, измотаны двухдневным беспрерывным боем, но оставались верны воинской присяге, продолжала самоотверженно защищать священный рубеж своей Родины.

Никто из них об отступлении даже не думал. Наоборот, они ожидали, когда к ним подойдёт подкрепление. С румынской пехотой советские пограничники воевали вполне уверенно, она была им уже не страшна, а вот немецкая артиллерия и минометы, поддерживавшая румын своим огнём, доставляла много проблем. Большинство потерь пограничники несли от их огня.

К исходу дня 23 июня 1941 года к границе подошли и развернулись на юго-западных скатах Лысого хребта главные силы 108-го кавалерийского полка Красной Армии под командованием подполковника Васильева. Полковая артиллерия немедленно открыла огонь по пунктам сосредоточения войск противника в Богданештах, Фалчиу и по боевым порядкам его передовых подразделений, снова захвативших небольшие плацдармы в районах железнодорожного и шоссейного мостов через Прут. Теперь бой шел почти на всем трехкилометровом пространстве, простирающемся от железнодорожного моста до расположения заставы и шоссейного моста через Прут. Пограничники, действуя небольшими группами, с трудом сдерживали бешеный натиск фашистских войск. С наступлением темноты, по приказу командования подразделения пограничников, под прикрытием артиллерийского огня батареи старшего лейтенанта Ф. А. Герасимова, стали с боем организованно отходить в тыл на рубеж боевых порядков передовых подразделений Красной Армии, развернувшихся на северо-восточных склонах возвышенности в районе Стояновки.

Обстановка к тому времени осложнилась. Захватив мосты, противник мог в течение ночи перебросить через Прут на нашу сторону не только пехоту, но и кавалерию, артиллерию и танки, а с рассветом атаковать еще редкие и недостаточно укрепившиеся подразделения Красной Армии. Надо было во что бы то ни стало уничтожить мосты через Прут. Началась срочная подготовка к боевой операции. Капитан Василий Федорович Агарков, высокий, немного сутуловатый, с посеревшим от усталости мужественным лицом, обходил строй пограничников, проверял их оружие, снаряжение, внимательно всматривался в воспаленные глаза, осунувшиеся и усталые лица бойцов. Многие из них были ранены.

Закончив проверку, обращаясь к бойцам и командирам, он сказал: «Перед вами, товарищи, поставлена важная и трудная задача — уничтожить, взорвать железнодорожный и шоссейный мосты через Прут. Мосты заняты фашистскими подразделениями. Поэтому вряд ли удастся пройти к ним незамеченными. Местность вы знаете хорошо, однако действовать нужно осторожно, сноровисто и решительно. Там, где можно, старайтесь обойтись без стрельбы, смелее пускайте в ход штыки и приклады. Опыт в этом деле у вас уже есть. Желаю успеха!»

Поздним вечером, когда небо затянули тяжелые тучи и стал накрапывать дождь, подготовленные боевые группы вышли на свои исходные позиции. Группа Бойко и Дутова, удачно используя заболоченные густые заросли вдоль Прута, незамеченной подобралась к шоссейному мосту с правого фланга. Цель была близка. Именно здесь предстояло выполнить самую трудную задачу — бесшумно снять охрану моста, заминировать его и взорвать. Действовать «в лоб» было нельзя, так как мост с левого, советского берега, захваченного к тому времени противником, усиленно охранялся. Командиры приняли решение провести операцию с противоположного берега. Для выполнения этой задачи выделили энергичного и смелого ефрейтора Александра Петунина, который хорошо знал всю обстановку, мост и прилегающую к нему местность, ефрейтора Павла Соснина и пограничника Николая Младенцева.

Смельчаки, усвоив поставленную перед ними задачу, отправились вплавь на противоположный берег Прута. Плыть им было тяжело. Намокшее обмундирование, оружие и боеприпасы тянули вниз, а быстрое течение реки уносило все ближе и ближе к мосту. Наконец Петунин, самый высокий, коснулся ногами дна реки, подал руку и подтянул к себе плывшего за ним Младенцева. Тут же к ним подплыл и Соснин. Бредя по грудь в воде вдоль обрывистого берега, пограничники с большой, осторожностью подошли к прибрежной мостовой опоре, осмотрели и ощупали ее со всех сторон, потом начали осторожно подниматься вверх. Каждый метр движения по скользким от дождя сваям, лежням и распоркам давался им с большим трудом. Израненные руки и ноги повиновались плохо. Преодолев последние метры пути, под самым настилом моста пограничники остановились, чтобы собраться с силами, наметить план дальнейших действий.

Петунин первым поднялся на край моста, за ним вылезли остальные. Осмотрелись. Охраны не было, постовая будка пустовала, даже телефон был снят. Прижимаясь к сырому деревянному настилу, бойцы осторожно поползли вдоль перил к советскому берегу. Вот настил моста кончился, и сразу под животами, коленями и локтями захлюпала жидкая грязь. Впереди обозначился высокий бруствер знакомого окопа. Пограничники осторожно подползли ближе к нему. На площадке стоял пулемет, ствол его был направлен в советскую сторону. В глубине просторного окопа блестели мокрые каски фашистов. Медлить было нельзя.

Лейтенант Дутов с сержантом Тимушевым немедленно организовали оборону моста с обеих сторон, а минеры сержанта Сибирцева приступили к закладке зарядов под опоры моста. Через полтора часа две первые опоры моста были заминированы. Все отошли в безопасное место, выбранное под обрывистым берегом Прута. Стоя в воде среди камышей, все ожидали команды на взрыв. Положив руку на плечо рядом стоявшего Сибирцева, лейтенант Дутов тихо сказал: « Ну, сержант, крутни свою адскую машину!». Бойцы с нарастающим волнением ждали взрыва. Секунды казались минутами, у всех в мыслях одно: вдруг не сработает? Внезапно громыхнул взрыв, вслед за ним глухой раскат и темный отблеск огня. От мощного толчка под ногами содрогнулась земля, и гулкое эхо пронеслось над Прутской низиной. По воде, прибрежным зарослям зашлепали падающие комья земли, камни и деревянные обломки ферм моста.

Взрыв моста для противника был настолько неожиданным и ошеломляющим, что на протяжении получаса в его стане стояла тишина. Потом предутреннюю тьму распороли взметнувшиеся ввысь десятки осветительных ракет, и тут же надсадно заклокотали тяжелые пулеметы. Били они наобум, в основном по взорванному мосту и подступам к нему. Но было уже поздно. Боевая группа советских пограничников вышла из зоны досягаемости вражеского огня. Незамеченной миновала она боевые порядки противника и вышла на скаты Лысого хребта, на рубеж расположения своих войск.

Перед вечером 25 июня 1941 года Стояновская группа приступила к выполнению боевого задания по взрыву железнодорожного моста. Несомненно, и старшие командиры, снова отправлявшие эту группу, и командиры Тужлов, Нестеров, Бархатов, Луценко хорошо понимали, что на этот раз им предстоит действовать в еще более сложных условиях, так как после взрыва шоссейного моста противник примет срочные меры к более надежной охране железнодорожного моста. Пока боевая группа выходила в исходное положение, наша артиллерия вела огонь по железнодорожному мосту и подступам к нему. Атаки фашистов становились все более яростными и ожесточенными. Однако, после мощного огня наших артиллерийских и минометных батарей по его боевым порядкам, подошедшая Стояновская боевая группа вместе с подразделениями 108-го кавполка устремилась в атаку, выбила противника с занимаемой позиции, захватила инициативу и стала теснить его к железнодорожному мосту.

Когда стемнело, сопротивление врага на флангах ослабело, однако, на линии железнодорожной насыпи бой шел с прежней силой и чем ближе подразделения подходили к мосту, тем он становился все ожесточеннее. Пробиться к железнодорожному мосту сходу было невозможно. Из окопа, в котором ещё утром 22 июня 1941 года мужественно оборонялись красноармейцы Николай Карташов и Курман-бай Садыков, теперь строчил фашистский тяжелый пулемет, а с флангов, из-под самого моста, били ручные пулеметы. Учитывая сложившуюся обстановку, командир Тужлов приказал сержанту Василию Михалькову и заместителю политрука Сергею Калинину с группой бойцов ефрейтора Алексеева, пограничниками Черновым, Журавлевым, Овсянниковым, Костиным, Теленковым, Бабенко и Денисовым уничтожить вражеский пулемет, занять окоп, закрепиться в нем и дать красную ракету — общий сигнал для атаки на мост.

Отлично зная условия местности, Михальков и Калинин повели своих товарищей вдоль скатов высокой железнодорожной насыпи прямо на пулемет, прикрываясь от его огня «зоной непростреливаемого пространства», продвигаясь только согнувшись. Михальков и Калинин подготовили гранаты. Улучив момент, когда пулемет затих, они одновременно бросили в окоп по две гранаты. Взрыв, второй, третий.

Как только взорвалась четвертая граната, по команде Михалькова «Вперед!» бойцы бросились к окопу. Через минуту прислуга пулемета была уничтожена, окоп захвачен. Ввысь взвилась красная ракета, справа и слева застрочили пулеметы, часто захлопали винтовочные выстрелы, раздались взрывы гранат. Группы Тужлова, Бархатова, Луценко, Нестерова, действуя с флангов, вышли к реке и стали успешно продвигаться к мосту. После непродолжительной ночной рукопашной схватки у предмостья враг был выбит с предмостового «пятачка».

Минеры немедленно приступили к закладке зарядов под верхнюю часть прибрежной опоры железнодорожного моста. Несмотря на сильный пулеметный и артиллерийский огонь противника, гибель многих товарищей, они быстро справились со своей задачей. Через час мощный взрыв потряс землю, и тут же первый пролет моста со скрежетом рухнул вниз.

На рассвете, с сознанием честно выполненного боевого приказа, Стояновская боевая пограничная группа начала организованный отход в тыл, к своим. На полпути она встретила сильный заслон противника. В течение всего дня 26 июня 1941 года группе пришлось в окружении вести огневой бой и отражать атаки превосходящих сил врага. Только с наступлением темноты, используя труднопроходимые участки болотистой местности, группа пограничников сумела найти брешь в боевых порядках противника и, унося с собой погибших и раненых товарищей, вырваться из кольца окружения, сохранив организованность, дисциплину и боевой дух.
В ходе этой трудной операции Стояновская пограничная группа понесла большие потери. Погибли ефрейтор Шеин, пограничники Тихий, Вихрев, Фиактистов, Костин, Родионов, Данилов, старший лейтенант Нестеров и политрук Бархатов из 108-го кавполка, пятнадцать красноармейцев, имена которых остались неизвестными. Многие были ранены, в том числе пулеметчик Алексеев, заместитель политрука Сергей Калинин, старший лейтенант Тужлов.

Это была последняя боевая операция, последний бой пограничников 5-й, 4-й и резервной застав 1-й комендатуры 25-го Кагульского пограничного отряда на вверенном им для охраны и обороны участке государственной границы. По официальным данным, за время боев на этом участке границы совместно с подразделениями 108-го кавполка пограничники уничтожили более тысячи солдат и офицеров противника.

В августе 2004 года, когда в Республике Молдова, где тогда у власти была Партия коммунистов, отмечали 60-летие освобождения от фашистской оккупации, приказом директора Департамента пограничных войск РМ, бригадного генерала Игоря Коленова заставе в Стояновке присвоили звание «Застава трех Героев Советского Союза» — в честь пограничников Александра Константинова, Ивана Бузыцкова и Василия Михалкова, которые получили множество ранений, но не оставили свой пост до получения приказа командования. За этот подвиг они были удостоены званий Героев Советского Союза. Была установлена Мемориальная доска с фамилиями трёх бесстрашных героев.

Однако, после неонацистского погрома в Кишиневе 7-го апреля 2009 года и прихода к власти правых, прозападных партий, взявших курс на «европейские ценности», в Республике Молдова начались гонения на советский период её истории. Новый директор пограничной службы РМ Роман Ревенко в декабре 2011 года приказал переименовать заставу в Стояновке и демонтировать Мемориал. Это его распоряжение было опубликовано в «Официальном Мониторе».

Но на защиту своих героев дружно встали жители села Стояновка. Откликнулась и молдавская молодежь. Сотни молодых людей собрались в Кишиневе у главного здания Пограничного департамента РМ, скандируя лозунги: «Ревенко, сдай погоны!», «Фашист не пройдет!», «Руки прочь от заставы». Жители Кантемирского района на массовом общем собрании приняли заявление с требованием отменить это позоррое решение.
«Власти совершили кощунственный акт вандализма, — говорилось в этом документе. — Снятие Мемориальной доски с пограничной заставы — плевок в душу жителям района, у многих из которых есть в семьях погибшие во время Великой Отечественной войны, и особенно — ветеранам. Правительство Альянса за европейскую интеграцию поддерживает бесчеловечные действия по уничтожению самого святого и ценного, чем дорожит наш народ».

На стороне кантемирцев были и молдавские воины-пограничники, служившие на заставе. Под давлением общественности процесс стирания исторической памяти молдавского народа был приостановлен. Но никакой заботы о Мемориале героям-мограничикам со стороны «проевропейской» власти Молдовы все последние годы не было, поэтому он постепенно ветшал.

Погранзастава «Стояновка» — вторая именная на этом участке границы. Застава «Кагул» носит имя своего бывшего начальника, Героя Советского Союза полковника Василия Ветчинкина, героически сражавшегося здесь с фашистами в июне-июле 1941 года.

В апреле 2015 года, накануне празднования 70-ой годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, Общественный совет по подготовке к празднованию 70-летия Победы «За Родину!» принял решение о поддержке реконструкции «Мемориала трёх Героев» в селе Стояновка, Кантемирского района, Республики Молдова, о чём на пресс-конференции сообщил руководитель Совета этой организации Игорь Тулянцев.

«Мемориал будет воздвигнут в честь бойцов пятой заставы Кагульского погранотряда, — сказал он тогда. — Под командованием старшего лейтенанта Тужлова в июне 1941 года, в течении 11 дней, в неравных кровопролитных боях бойцы-пограничники уничтожили здесь свыше тысячи немецких и румынских солдат и офицеров. Заставе присвоены имена Александра Константинова, Ивана Бузыцкова и Василия Михалкова, которые особо отличились при обороне, за что были удостоены звания Героя Советского Союза».

Примар Стояновки Петр Малков — член совета «За Родину!» — сообщил тогда же о начале реконструкции. Игорь Тулянцев особо отметил, что инициатива реставрации Мемориала исходит от уроженца села Стояновка, вице-президентка фонда «IFAVIS» Валерия Заболотного.

Слово своё активисты Общественный совет по подготовке к празднованию 70-летия Победы «За Родину!» сдержали, и 6-го мая 2015 года в селе Стояновка состоялось торжественное открытие отреставрированного Мемориала «Трех Героев-пограничников». Работы на Мемориале были проведены на средства АО «Молдовагаз», примэрии села Стояновка и лидера Совета «За Родину!» Игоря Тулянцева. На открытие Мемориала приехали представители и руководство Совета «За Родину!» со всей Молдовы. Жители села Стояновка встретили гостей праздничным концертом и торжественно провели открытие Мемориала, символизирующего героизм советских воинов – отважных борцов с фашизмом в жестоких боях первых дней Великой Отечественной войны.

«Мемориал на «Заставе трех героев» стал местом, куда на День Победы съезжаются жители всех ближайших сел и городов. Со временем он обветшал и нуждался в реставрации, поэтому мы решили его восстановить, причем собственными силами. На помощь правительства не надеялись», — сказал на открытии восстановленного Мемориала Игорь Тулянцев.

В настоящее время в Стояновке действует также Музей воинской славы, где сохранилось множество реликвий времен Великой Отечественной войны и документы, повествующие о подвиге советских воинов.

Зиновий Ройбу (Валерий Безрутченко)